Chrisbon
Рубрики
Подписка

Подписаться на рассылку корпоративных новостей

Подписаться

Подписаться на печатную версию журнала:

Индексы и
данные рынка
ММВБ15.06%
РТС
Основные индикаторы
финансового рынка
Доллар США/Рубль00%
Евро/Рубль00%
Золото (Au)ruble руб/г
Серебро (Ag)ruble руб/г
Платина (Pt)ruble руб/г
Палладий (Pd)ruble2-7 days руб/г
Ставка рефинансирования ЦБ РФ%
Опрос

Опрос не найден.

Сегодняшний российский рынок услуг перевода глазами экспертов

Знаменитая библейская «Вавилонская башня» с проектной высотой от земли до небес, чья стройка, согласно преданию, была прервана Богом, ввергнув амбициозных строителей в абсолютный лингвистический хаос, по мнению экспертов, была бы успешно достроена, если бы среди внезапно ставших разноязычными рабочих был, хотя бы, один переводчик, способный перевести, хотя бы один из новых языков на другой. Вместо стройки века, эти строители, из-за возникшей языковой разобщенности,  не только перестали понимать друг друга, но даже стали чужими друг другу. 


И еще один пример, более свежий, но с геополитическим оттенком. В 2000г., выступая на пресс-конференции с участием премьер-министра Великобритании Тони Блэра, тогдашний президент РФ Владимир Путин процитировал красочное изречение из антироссийской доктрины террористов: «Аллах над нами, козлы под нами». К удивлению Путина, данная фраза не произвела должного эффекта на британскую делегацию из-за сугубо дословного перевода слова «козлы» на английский эквивалент «goats», без учета в данном контексте всех лингвистических тонкостей и переносных значений этого слова. В результате, оскорбление, содержащееся в этом слове, по мнению знающих тонкости английского языка корреспондентов британских СМИ, «вышло намного мягче в переводе, чем в оригинале», так как слово «goat» на английском языке, в отличие от своего русского эквивалента,  не несет в себе ярко выраженную оскорбительную окраску.


Как правило, в деловой и общественной жизни, плохое качество перевода, помимо причинения огромного ущерба корпоративной репутации и потери прибыли для бизнеса и урона PR-имиджу знаменитостей, часто ставит заказчиков в неловкие ситуации или неизгладимые унизительные обстоятельства. Именно в такую ситуацию попало в прошлом году руководство Российской академии наук (РАН), увидев опубликованную английскую версию перевода своего русскоязычного сайта. Приведенная тут парочка из наиболее забавных переводов подчеркивает ту глубину позора, которую почувствовала многовековая ассоциация  ведущих российских ученых с мировыми именами. Так, в английской версии сайта, название «Институт белка» или «НИИ белка» просто было переведено буквально как «Squirrel Institute», от русского слова «белка», вместо «Institute of Proteins Research». Аналогично президент РАН просто стал «President of Wounds», буквально переведя слово «ран», служащего в данном случае не множественным числом слова «рана», а акронимом  для Российской академии наук.

Евгений Кузнецов, KGTC: «Мы не собираемся остановиться на достигнутом, а потому будем и далее наращивать нашу клиентскую базу, придерживаясь подхода «лучшие услуги людям» к каждому клиенту и проекту».


Эти три различных примера из разных эпох наглядно иллюстрируют особую важность качества перевода и профессионализма переводчика в налаживании продуктивного общения между разноязычными собеседниками. В частности, на примере неадекватного перевода речи Путина можно увидеть, как неправильность перевода официальных речей может запросто привести на геополитической арене к негативным последствиям. Аналогично, вывода из истории с «Вавилонским столпотворением» – два. Первый – это указание на абсолютную древность нужды человечества в услуге профессионального переводчика. Второй - это подчеркивание абсолютной важности качественной услуги переводчика для успешной реализации любого проекта, также как ее отсутствие, как показала история с библейской башней, полностью губительно для осуществления любого начинания в нашем сегодняшнем глобализированном мире.  


Такие понятия, как эволюционная адаптируемость профессии к текущим реалиям, качество, профессионализм и пр., и как все они влияют на российский рынок переводческих услуг сегодня – лишь часть основных тем, подлежащих освещению в данной публикации. Нужно начать с того, что сегодняшний российский рынок, как отражение всех процессов, прошедших в стране за последние 20 лет, изменился за этот период до неузнаваемости. Этому способствовали изменения в социальной и экономико-политической жизни в стране, идущая полным ходом в мире глобализация экономических и политических отношений между странами, мода на всеобщую компьютеризацию бизнес-процессов в экономике с использованием последних достижений высоких информационных технологий, большинство из которых требуют перевода.


Признаки метаморфоза российского рынка наглядно видны на рабочем столе современного переводчика. В отличие от типичного рабочего места советского переводчика 20-летной давности, на котором красовалась лишь печатная машинка и многочисленные словари на разных языках, современный переводчик располагает мощным компьютером, имеющим безграничный  доступ в Интернет к различным онлайновым ресурсам, и начиненным различными специализированными ПО. Кроме того, у последнего, в отличие от своего советского коллеги, имеются всякого рода интерактивные контакты, такие как мобильные связи, электронная почта, Скайп, различные виды социальных сетей и пр. с менеджерами, координирующими заказы с одной стороны, и самими заказчиками при острой необходимости, с другой. Одним словом, сегодня функционирует абсолютно новый рынок, имеющий мало общего с рынком 20-ти или даже 10-летней давности.


Однако, несмотря на растущую увлеченность игроков рынка современными ИТ-гаджетами в отрасли, почти все руководители переводческих агентств, принявших участие в подготовке данного обзора, весьма отрицательно отзывались об использовании так называемых автоматизированных программ электронного перевода. Так, по мнению директора по развитию БП «Прима Виста» Карины Бундиной,  настоящие профессиональные переводчики никогда не используют таких программ, так как «их общий уровень развития пока находится на таком уровне, что проще выполнить перевод с чистого листа, чем попытаться отредактировать абракадабру, получаемую от них».   С точкой зрения коллеги согласен и гендиректор БП «МАРК Бизнес Переводы» Юрий Мельников, отметивший, что все рассуждения о том, что профессия переводчика находится в ряду исчезающих из-за увлеченности рынком подобными гаджетами, далеки от действительности. «Никакой гаджет не может, и в обозримом будущем, вряд ли сможет обладать интеллектуальными способностями человека».


Однако у гендиректора  БП «Экспримо» Дмитрия Белошапкина другая точка зрения. Хотя он, как и другие эксперты, также не восторге от подобных ПО, но в отличие от коллег, видит в них будущее при определенных условиях. «В целом я верю в то, что только хорошо настроенное и профессионально управляемое ПО для производства машинного перевода при обширной предпроектной подготовке с последующим качественным постредактированием может обеспечить письменный перевод уровнем качества «выше среднего», - отметил он. «В этой связи, полагаю, что через 10-15 лет профессиональный машинный перевод в сочетании с коллаборативным  подходом, колоссально снизит значимость перевода человеком и потребность в нем».


Аналогичного взгляда придерживается и гендиректор БП «Фонетикс» Степан Грабовский, заявивший, что, несмотря на спад экономики, исследования в области технологий не стоят на месте. «В настоящее время большинство основных игроков российского переводческого рынка применяет в своей работе технологии автоматизированного перевода, известные также как технологии ТМ, позволяющие значительно снижать затраты заказчиков на переводы и выдерживать стандарты качества, - добавил он. - Будущее именно за такими компаниями, идущими в ногу со временем и использующими современные разработки в совокупности с опытом и знаниями профессиональных переводчиков».

Борис Аронштейн, «ТехИнпут»: «Выбрав своей сферой специализации нефтегазовую отрасль, наша компания установила стратегическое сотрудничество с крупнейшими консалтинговыми компаниями мира в этой отрасли».


С коллегой солидарен и главный редактор БП «Фонетикс» Михаил Тютиков, подчеркнувший, что в будущем будут укрепляться тенденции, которые обозначились на переломе тысячелетий в связи с развитием ИКТ. «Это использование, во-первых, комплексных программ обработки текстов и планирования ресурсов предприятия, во-вторых, мобильных и удаленных работников, в-третьих, «облачных» информационных ресурсов».


Алексей Байтин, руководитель сервиса «Яндекс.Перевод», одного из поставщиков услуг автоматизированного онлайн-перевода в России и мире, согласен с всеми точками зрения, как противников, так и защитников-любителей использования подобного софта. «Статистический машинный перевод, конечно, нельзя сравнивать с литературным, сделанным профессиональным переводчиком. Но часто бывает, что пользователю нужно просто понять основной смысл текста — например, хочет почитать статью про любимого исполнителя или описание нового гаджета. Онлайн-переводчик легко поможет это сделать в течение нескольких секунд», - отметил он.


По мнение Байтина, способствует популярности использования подобного софта именно растущая «социализация» пользователей Интернета - как показывает статистика использования сервиса «Яндекс.Перевод», около трети переводов связаны с перепиской и общением в различных блогах, чатах и мессенджерах. «Кроме того, по мере роста числа пользователей интернета растет и качество машинного перевода, - подчеркнул он. - Эти два процесса взаимосвязаны: пользовательский интерес стимулирует компании вкладывать средства в новые технологии, благодаря этому на рынке появляются продукты все более высокого качества. В результате растет пользовательская база этих продуктов, которая позволяет улучшать их дальше».


Этапы развития и становления российского рынка перевода


Сегодня переводческая деятельность, по мнению экспертов, стала полноправным производством со своим набором отраслевых стандартов и инструментария общения с клиентами посредством современных приемов маркетинга и иных рыночных способов продвижения услуг до конечных потребителей. Применительно к России, эксперты отрасли выделяют три основных этапа развития рынка. Первый этап – условно назван началом 1990-х годов, когда на закате СССР люди получили реальное право на рыночную коммерциализацию экономической деятельности, последовавшую за политикой перестройки. Именно в этот период, на рынке перевода появились те первые агентства перевода, ставшие сегодня лидерами отрасли.


Далее последовал период созревания рынка, где произошло «отсеивание» игроков по дарвинскому принципу «выживает сильнейший», а затем наступил этап сформированного рынка со всеми атрибутами. Характеризуя  сегодняшний российский рынок, президент переводческой компании «ТехИнпут» Борис Аронштейн отметил следующие его основные особенности: появление крупных российских переводческих компаний при существующей общей раздробленности рынка; отсутствие на рынке крупных международных игроков, «всеядность» поставщиков переводческих услуг при отсутствии какой-либо специализации, абсолютная финансовая непрозрачность и пр.


Аналогичной точки зрения придерживается и гендиректор БП «Новитекс Транслейшн» Евгения Цыганцова, назвавшая российский рынок хаотичной коллекцией бюро переводов, свободных переводчиков, любителей иностранных языков и пр. «На этом рынке нет ведущих игроков,  монополистов или аутсайдеров. Из этого изобилия клиенты должны знать, что услуги перевода – этот уникальный продукт, требующий индивидуального подхода и высокого качества».


А по мнению вице-президента по инновационным проектам «Компании ЭГО Транслейтинг» Ольги Щемелевой, глобализация инноваций является перспективным направлением сегодняшнего рынка. «Сегодня потребности в  лингвистическом сопровождении для  большинства  заказчиков расширяются. Теперь им недостаточно только перевода документов, материалов, текстов — их запросы стали гораздо шире».


Другие характеристики сегодняшнего рынка, по мнению других экспертов, включают появление профессиональных ассоциаций переводчиков, высокой конкуренции, расслоение игроков на крупных, средних и мелких, в зависимости от наличия или отсутствия достаточных человеческих, финансовых, технологических и иных необходимых ресурсов, позволяющих им влиять на происходящие на этом рынке процессы.


Один из таких процессов, по мнению президента Национальной лиги переводчиков России Юрия Алексеева,  это то, что сегодняшний российский рынок профессиональных переводческих услуг, доминируют переводческие бюро, абсолютное большинство которых последовательно проводит политику демпинга, выбирая переводчиков по принципу наименьшей стоимости услуг. «На открытом рынке практически нет переводческих компаний, заявивших о своей специализации или отраслевом профиле. Все переводят все, в немыслимо короткие сроки и по демпинговым ценам», - добавил он. «Но существует и относительно небольшой сектор переводчиков высокой квалификации, работающих с напрямую заказчиками, причем расценки здесь гораздо выше цен, которые указывают переводческие бюро в своих прейскурантах». Алексеев также отметил еще одну «болевую точку» в отрасли.  «Главная трудность сегодня в отрасли заключается в том, что большинство заказчиков очень слабо представляют специфику переводческого труда. Часто о том, что мероприятие/текст нужно перевести на иностранный язык вспоминают в самый последний момент. Это делает качественный перевод почти невозможным».

Карина Бундина, «Прима Виста»: «Сначала главным двигателем нашей компании был мощный энтузиазм, потом к нему добавились опыт, знание рынка и умение грамотно выстраивать бизнес-процессы». 


Однако, несмотря на эти и другие проблемы, эксперты оценивают динамику роста российского рынка перевода в около 20% в год, что говорит о достаточной динамичности и активности всех игроков на данном рынке. Еще больше динамизма рынку передаст и ожидающееся в ближайшие годы долгожданное вступление РФ в  ВТО, что приведет к активизации внешнеэкономической деятельности между РФ и остальным миром, а вмести с ней к резкому увеличению притока в страну инвесторов, ввозом зарубежного оборудования и техники разных степеней сложности, инструкции по эксплуатации которых нужно будет привести с иностранных языков на русский.


С этой точкой согласен и гендиректор БП «KGTC» Евгений Кузнецов, особо отметивший, что сегодня российской экономике в целом, и переводческому рынку, в частности, очень не хватает членства в ВТО. «Нам нужно быть более открытыми. Ведь нынешнее устройство мира, интеграция между странами, глобализация и связанные с ней всякого рода процессы, сегодня  заставляют как рядовых людей, так и компании активно развивать международное сотрудничество, а значит либо учить иностранные языки, либо прибегать к помощи переводчиков. Вступление РФ в ВТО даст дополнительный импульс всем этим процессам в стране».


Аналогичной точки зрения придерживается и Мельников, отметивший, что вступление РФ в ВТО будет только способствовать дальнейшему развитию рынка еще более ускоренными темпами, что позволит не только «догнать», но и «перегнать» докризисные показатели деятельности компаний. «Большие надежды в этом смысле возлагаются на давно ожидаемое вступление России в ВТО».


Ведь официальный выход РФ на рынки стран ВТО, уже в статусе члена организации, по мнению этих и других экспертов, будет сопровождаться обязательными переводами данных российских компаний, названий их услуг и товаров, а также инструкций к профессиональной эксплуатации на разные языки.


Ведь качественные переводы документации – это абсолютно необходимое условие для того, чтобы предлагаемые услуги и товары были нормально восприняты на зарубежных рынках, уже давно заполненных конкурентами в лице местных игроков и поставщиков аналогичных услуг и продукции из других стран. Кроме того, по мнению Тютиковa, все эти процессы в рамках взятого Кремлем судьбоносного для России курса на всестороннюю модернизацию страны получат огромный импульс, так как предполагается активное внедрение передовых технологий в разные отрасли отечественной экономики и системы госуправления, что невозможно без качественного технического перевода. Все это сулит переводчиками большие заказы, а, следовательно, безоблачное будущее.


Сегодняшний рынок: размер и преобладающие тенденции  


Согласно данным Маркетинговой группой «Текарт», сегодня всего в РФ работает около 850 переводческих компаний, 40% из которых сосредоточено в Москве и еще около 14% в Санкт-Петербурге, а остальные разбросаны по всей стране. Такое распределение обусловлено, среди прочих, необычайной высокой активностью деловой жизни в обеих столицах.


Связано это с тем, что на Москву приходится 50-60% инвестпроектов и международной торговли в стране, на Санкт–Петербург – около 20-25%, на остальные города и регионы – около 15-30%.  Соответственно многие переводческие компании из других городов выполняют субподряды от московских и питерских бюро переводов.  Также очень распространены языки бывшего СССР в связи с потоком граждан этих стран, желающих получить работу в РФ.


Говоря о состоянии развития и размере российского рынка переводов, Бартов призывает не ограничивать его только в пределах естественных географических границ страны, так как услугами отечественных переводчиков пользуются не только для вхождения на российский рынок, но и для вхождения на другие рынки СНГ. «Если имеющиеся в других странах СНГ переводчики еще как-то справляются с переводом с русского на родной язык и наоборот, то поиски технических переводчиков с английского, немецкого или французского, к примеру, на казахский или азербайджанский язык зачастую заводят в тупик».

Евгения Цыганцова, «Новитекс Транслейшн»: «Главные принципы нашей компании: качество, профессионализм, оперативность, надежность и конфиденциальность».


По категории оказываемых услуг, первое место, по мнению опрошенных для данного обзора экспертов, занимает технический перевод. Сюда входят все переводы узкоспециализированной документации, начиная от финансовой и заканчивая инструкцией по эксплуатации сложнейшего оборудования. Далее идет локализация веб-сайтов и программного обеспечения. За ним следует сегмент письменного и устного переводов, в том числе последовательных и синхронных. Замыкает круг сегмент перевода мультимедийных материалов, видео, аудио и иных интерактивных материалов.


Такое многообразие с одной стороны означает высокую конкуренцию среди игроков, а с другой, дает клиенту возможность выбрать разных исполнителей, ориентируясь по соотношению «цены и качества», что вынуждает БП идти на серьезные капиталовложение в кадры, инфраструктуру, технологию и менеджмент, чтобы выдержать конкуренцию на рынке. При этом самой распространенной языковой парой перевода является русский-английский. На эту пару языков, по данным отраслевых экспертов, приходится 50-75% от всего объема услуг перевода на российском рынке. Также очень распространены языки бывшего СССР в связи с потоком граждан этих стран, желающих получить работу в РФ.


Все это составляет суммарные услуги мирового рынка, общий размера которого в 2010г., согласно оценке Common Sense Advisory, составил около $26,3млрд, что означает годовой прирост в 13,15%. «Эти достаточно оптимистичные оценки имеют отношение и к российским переводчикам в не меньшей, а то и в большей степени, чем к европейским или американским, - отметила гендиректор АП «EnRus» Наталья Шахова. - А бурный рост товарообмена и туризма увеличивает спрос на переводы на русский язык и с него. Таким образом, русский сегмент рынка переводов растет еще быстрее, чем весь рынок в целом».


Главными локомотивами динамичного роста рынка служат развитие мировой торговли (последний кризис – не в счет), выход национальных компаний на новые рынки, что требует, в том числе и перевода всякого рода документации — маркетинговых, технических и пр. — на различные языки. Далее развитие рынка высоких технологий, создание корпоративного представительства в Интернете, и пр. Сюда также следует отнести и консолидацию рынка путем сделок по М&А и глобализацию бизнеса, где, благодаря Интернету, заказы, принимаемые в одной стране, выполняются в совершенно другом конце Земного шара.


Согласно данным Белошапкина, общий размер оборота услуг перевода на российском рынке оценивается приблизительно в $400млн-$500млн, что с учетом приведенного выше размера глобального рынка, составляет лишь 2% от общего объема последнего. Эти данные созвучны с данными «Текарта», согласно которым объем рынка переводческих услуг в 2010г. составил $510млн. «Впервые после кризиса в 2010г. темпы роста рынка вышли на докризисный уровень в 15%. Можно ожидать, что в ближайшие 3 года российский рынок будет расти на 13-17% в год», - отметили эксперты компании. Этому, в частности, будут способствовать проведение в РФ крупных мировых мероприятий: Олимпиада в Сочи в 2014г. и ЧМ по футболу, техническое перевооружение российских заводов, закупки импортного оборудования и техники, открытие российскими и зарубежными партнерами совместных предприятий и т.д.

Юрий Мельников, «МАРК Бизнес Переводы»: "Наши конкурентные преимущества в этой отрасли – это и налаженный производственный процесс, и постоянный контроль качества, и наша репутация высокопрофессиональной компании".


Относительно тенденций, тут нужно отметить тот факт, что участники национальных рынков и мировой отрасли сегодня ищут новые способы адаптации своих услуг к основным запросам сегодняшних клиентов. К примеру, международная конференция переводчиков, прошедшая в польском городе Краков под заголовком «Дни вдохновения», была как раз посвящена новейшим тенденциям в растущем применении ПО. В частности, докладчиками были затронуты темы, сегодня являющиеся важными для отрасли: автоматизация переводческих процессов, взаимодействие с переводчиками и клиентами посредством применением передовых ПО, демонстрация возможностей систем автоматизированного перевода (CMS, CAT, TMS) и другие.


Отечественный рынок на фоне аналогичных рынков других стран


По мнению Шаховой, характерной особенностью российского сегмента является большое количество переводчиков с нелингвистическим образованием. «Это обусловлено двумя причинами: во-первых, потребность в переводчиках в России настолько резко выросла в результате падения железного занавеса, что филологов просто не хватило для ее удовлетворения», - отметила она. «А во-вторых, зарплаты в большинстве сфер экономики страны резко снизились, что вынудило многих преподавателей, врачей и пр. частично или полностью переключиться на переводческую деятельность».  По мнению экспертов, такая переквалификация свойственна в основном РФ и малоразвитым рынкам. «Редко когда, к примеру, врач или юрист в США работает переводчиком, поскольку профильное образование обеспечивает ему гораздо более высокие заработки, в то время как в России переводами пытается заниматься почти каждый, кто владеет иностранным языком».


По мнению Бартова, переводческие рынки нужно разделять не по географическому признаку, а по степени развитости экономик стран на две большие группы —  развивающуюся или развитую. «К примеру, в России, Индии и Египте много переводческих фирм-однодневок. Их поведение на рынке непредсказуемо для всех», - отметил он. «Однако в целом они более или менее знакомы с техническими инструментами переводчиков, например, SDL Trados, в отличие от переводческих компаний, к примеру, в Туркменистане, где техническая оснащенность в зачаточном состоянии», - добавил он. «Но если мы посмотрим на Западную Европу или США, то их запросы нередко кажутся в техническом исполнении сложными, так как требуют владения такими программами, о которых многие российские компании даже понятия не имеют, такие как Deja Vu, Across, Star Transit, Catalyst, Passolo и т.д.».


Кроме того, эти рынки, по мнению эксперта, также отличаются уровнем профессионализма и ответственности сотрудников. «Если для развитых стран соблюдение сроков сдачи проектов и высокое качество – это святое, то для развивающихся – нередко просто ориентировочный срок сдачи, который с легкостью может быть нарушен, а качество – просто полезный, но не всегда обязательный критерий», - подчеркнул Бартов. Он также призывает поделить рынок письменных переводов на два больших сегмента - рынок недорогих низкокачественных переводов и рынок дорогих высококачественных переводов. «Низкокачественные уже постепенно вытесняются машинным переводом, и переводческие компании просто вынуждены будут либо закрыться, либо поставлять только высококачественный продукт».

Степан Грабовский, «Фонетикс»: «Выбравшие нас клиенты от нас не уходят. Если отношения и прерываются, то лишь потому, что у самих клиентов что-то изменилось».


При сравнении национальных рынков большинство экспертов видят Россию по степени развитости рынка в середине между развивающимися рынками переводов в СНГ, Азии, Африке и Латинской Америке и более развитыми рынками в Западной Европе и Северной Америке. Так, по мнению Мельникова, следует с целью объективного сравнения разделить переводческие рынки стран ЕС и стран СНГ. «Россия по степени развитости национального рынка стоит приблизительно посередине между первыми и вторыми по всем перечисленным параметрам». Такой же точки зрения придерживается и  Грабовский, отметивший, что по объему оборота, российский рынок занимает промежуточное положение в мире. «Россия намного превосходит аналогичные рынки СНГ, но серьезно уступает европейскому рынку. Однако по качеству услуг, профессионализму сотрудников и оснащенности Россия и, прежде всего, Москва, превосходит СНГ и не уступает странам ЕС».


Вопрос обеспечения качества


Это тема — обеспечение качества — стала одним из ключевых вопросов на одной из сессий на прошлогоднем екатеринбургском форуме «Перевод Форум Россия 2010, посвященном сертификации переводческих услуг, под заголовком «Стандарты сертификации, их настоящее и будущее влияние на рынок переводов России». Как отметили Ксения Виноградова из БП «Аванта перевод» и Мириам Ли из БП «FIT» в своих выступлениях, «Будущее отраслевые стандарты: действительно ли нам нужны», в России нет обязательной сертификации, так как услуга перевода не входит в государственный перечень услуг, подлежащих обязательной или добровольной сертификации.


Речь о сертификации в отношении переводческой деятельности, по мнению этих экспертов и других участников форума, можно сегодня вести лишь в рамках Госстандарта ГОСТ Р ИСО 9001-2008, устанавливающего общие требования к системе менеджмента качества вообще, а не применительно к только услуге перевода. Отсюда вывод эксперта: такая сертификация по такому общему стандарту не может полностью гарантировать качество предоставляемых переводческих услуг.


Продолжая данную мысль, Шахова из АП EnRus, обратила внимание на отсутствие четких критериев оценки качества работы, что вынуждает клиентов оценивать работу по качеству по таким параметрам, как насколько точно соблюдаются сроки, требования по оформлению и иные условия заказчика, как быстро удается получить отклик от исполнителя, какие он задает вопросы и т.п. «Понятно, что четкость и вежливость не заменят адекватности и качества перевода, но, в то же время, хорошей организации труда часто сопутствует высокое качество перевода, да и получение материалов в срок обычно тоже очень важно для клиента».

Вице-президент по инновационным проектам "ЭГО Транслейтинг" Ольга Щемелева: "Сейчас мы являемся уникальной переводческой компанией, предоставляющей эксклюзивную для российского рынка услугу – поиск информации в зарубежных источниках".


По мнению Бартова, в России сегодня наблюдается неприятная тенденция к увеличению количества переводов в ущерб качеству. «По нашим оценкам, система контроля качества существует не более чем у 5% переводческих компаний, остальные просто сдают клиенту то, что получают от переводчиков», - подчеркнул он. «Снижение качества переводов отчасти обусловлено увеличением объемов информации, ростом требуемых темпов, снижением входных требований к переводчикам и стабильно низкому качеству подготовки переводчиков в вузах».


Как раз, вопрос подготовки квалифицированных кадров был одной из ключевых тем на повестке екатеринбургского форума, где эксперты особо отметили, что общее число переводчиков высокого уровня профессионализма будет уменьшаться в ближайшие годы, а нехватка квалифицированных кадров может стать серьезным препятствием на дальнейшем пути развития рынка. По общему мнению экспертов, для укрепления позиции в этой отрасли важные шаги должны быть приняты немедленно. Сегодня крупные АП уже давно выполняют несвойственные им образовательные функции, так как вынуждены достаточно много вкладывать в образование своих штатных переводчиков. Ведь образовательный процесс – непрерывный, так как данная отрасль представляет собой  очень динамичный бизнес, в деятельности игроков которого часто происходят изменения в области технологий, требующие употребления специального лингвистического ПО, возникают новые терминологии, и даже неологизмы, включающие образованные из иностранных слов или сочетаний разных слов.


Именно с точки зрения улучшения качества перевода эксперты положительно оценивают эффект кризиса в целом на отрасль. «Я считаю, что уходящий кризис стал своего рода «санитаром», хорошо почистив данный рынок. Во-первых, он сильно пошатнул позиции компаний, у которых соотношение цена/качество было непропорциональным, отметил Бартов. -  Во-вторых, он «выдавил» из отрасли много откровенно слабых переводчиков, что существенно улучшило общий уровень качества работ и профессионализма сотрудников. В-третьих, кризис также заставил  клиентов всерьез задуматься о качестве переводов, которое имеет значение для имиджевой и рекламной информации своих компаний».